Центр практической психологии и соционики  
 
Центр соционики О ЦентреУслугиКарьераВопрос/ОтветКонтакты    
    NewTraining.ru > Статьи > Статьи коллег > Таченков А.А. Страхи и внутренний конфликт при пере-типированиях

Таченков А.А. Страхи и внутренний конфликт при пере-типированиях

В первый раз меня типировали осенью 2008 года. В Москву из Питера по приглашению моей хорошей знакомой приехал специалист по соционике и психологии Елена Переслегина, и я узнал странное слово – «психотип». Сам я, по версии Елены, оказался этико-интуитивный экстравертом, или попросту «Гамлетом». Более всего меня удивила тогда моя принадлежность к этикам, я-то искренне всегда считал себя сурово логичным молодым человеком, но в силу «уступчивости» (это свойство я узнал гораздо позже) с Еленой согласился. Почти через год я собрался поучиться странному ремеслу соционики, и отправился на типирование к Ирине и Сергею Белецким.  Типирование проводилось совместно с учебной группой и Владимиром Львовым, и меня перекрестили в «Драйзеры». Тогда я еще был склонен возмущаться результатам типирования, и само собой возмущался. Внутренний конфликт вызвала интроверсия и сенсорика. Для этого были свои причины: интроверты на тот момент казались мне людьми нелюдимыми и малообщительными, т.е. в моем сознании обладали свойствами, мне лично – малодоступными; тогда я не знал, что интроверсия - это скорее способ восприятия мира через себя, а не через внешние объекты, эгоцентризм – т.е. как раз те свойства, которыми я обладал в избытке. А сенсорика вызвала мое возмущение тем, что я то всегда верил, что сенсорики это такие плотные люди, обеими ногами стоящие на земле, не имеющие никакой склонности к полету мысли, что также было в корне не верно. Тогда-то все и началось.

У Любови Бесковой группа мужественно отправляла меня в «Доны», но я сопротивлялся, да и ведущие не видели во мне иррационала, и я стал «Робеспьером». Версия мне искренне не понравилась, но спорить я особо не стал, выслушал аргументы и удалился. Затем, на мастер-классе у Владимира Миронова, я превратился уже в «Джека»  и эта версия меня как раз впечатлила. Ну хотелось мне быть ЛИЭ, без всяких, правда, на то оснований. Должны же быть у человека маленькие слабости. Надо отметить, что месяца три я пытался доказать и себе, и окружающим свою принадлежность к этому типу; конечно, ничего не доказал, зато более или менее разобрался c признаками (ПР), отличающими ЛИЭ от другие присуждаемых мне ТИМов. Надо сказать пару слов о том, чем же мне так нравился и, в общем, по-прежнему нравится ТИМ «Джек» (даже сейчас, когда я знаю многие ограничения и внутренние проблемы ТИМа) – недифференцированные интуиция и деловая логика всю жизнь требовали себя реализовывать именно через них. Вернее мне казалось, что окружение требовало от меня именно этого. Да и в целом, качества Джека, в силу ценностного детского блока, были мне более чем приятны – внушение, что поделать.

Затем, несколько раз подряд, за мою манеру разговора и поведения, меня отправляли обратно в «Робеспьеры», но это было так,  на ходу; впрочем, на непонятном типировании у последователей ранних идей Виктора Гуленко, летом 2010, я был послан в тот же самый тип снова, но уже после крайне обстоятельного допроса.  Далее было две совершенно психоделичных анкеты,  как по качеству вопросов, так и по их количеству (более пятиста вопросов в каждой анкете) от Тимофея Духовского, в простонародье Типолога. И по результатам анализа анкет мне заново присвоили почетное звание «Гамлет». Ну, а напоследок, в рамках группового асессмента в НИИ Соционики, я снова вернулся в «Робеспьера». К тому времени я уже бросил удивляться чему бы то ни было.

Подобное происходило, конечно же, не только со мной одним, но и с большим количеством моих знакомых, и само собой каждый типировщик считал свою версию единственно верной. Впрочем, речь здесь пойдет вовсе не о том, что соционика «не наука» или что «она не работает». Она работает. И не о том, что многие типируют на уровне собственного образа, возникающего в голове, как это когда-то делала Аушра Аугустинавичюте или на уровне поведения человека, путая  ценности типируемого с ценностными блока ТИМа, которые вообще говоря, могут не совпадать, или его манеры говорить и мыслить. И даже не о том, что в не столь большом соционическом сообществе,  почти все ориентированы в первую очередь на заработок денег, а не на продвижение крайне полезного человечеству (это конечно мое личное мнение) инструмента, а потому не могут сойтись на каком-то интегральном критериальном подходе. Слава Богу хотя бы за то, что уже реально многие практикующие соционики стали обращать внимание на признаки Рейнина и аспектику малых групп. Уже прогресс.

Речь пойдет о внутренних страхах человека, которого неожиданно «помещают» не в тот тип, к которому он, условно говоря, привык. Как это обычно происходит: у человека есть так или иначе полученный родной тип (нам всем свойственно категоризировать и себя и окружающих людей вокруг, а соционика популярное средство категоризации), однако что-то его беспокоит в этом. Тогда он идет на типирование, и вдруг, неожиданно, ему сообщают о том, что его тип вовсе не тот, которого он ожидал. Тогда-то у человека и возникает внутренний конфликт, чаще всего основанный на страхе. На этот страх люди реагируют по-разному – кто-то начинает возмущаться, кто-то уходит в себя, кто-то тихо саботирует мероприятие, не пытаясь разобраться в том, почему же собственно так произошло.  

Одним из наиболее ярких внутренних конфликтов является сопротивление типа «я не подхожу под описание», коих в интернете, да и в книгах довольно много. Однако, если разобраться – описания не работают. То есть ну совсем не работают. И тому есть целый ряд причин. Когда их составляли, был известен только базис Юнга, что не способствовало верному типированию описываемых – это раз; у каждого из людей одного типа различная личностная история, а потому невозможно всех загнать в единый шаблон (ты «гамлет», поэтому ты должен истерить; а ты «джек», поэтому обязан зарабатывать бешеные деньги) – это два; у каждого типа 7 признаков совпадают, и 8 различаются, а раз так, значит, описания в той или иной мере всегда будут пересекаться – это три.
Однако, важен сам факт. Перетипирование произошло. Внутренний конфликт состоялся. Неосознанный страх – стал осознанным.
Какие же страхи являются наиболее частыми при перетипировании? Это, например, такие сущности как страх расставания с любимым человеком, страх не соответствия своему окружению или выбранной профессии, угроза образу жизни и другие. Ниже приведен анализ этих страхов, и причин их возникновения.

Угроза образу жизни
Наиболее популярный страх, который базируется на самооправдании. Человек, например, не любит убираться. Ну, вот воспитали его так. И объясняет это своей болевой белой сенсорикой (являясь при этом «Наполеоном» (СЭЭ), сенсориком). А раз сенсорика болевая, значит убираться я, объясняет себе человек, по умолчанию, не могу. В результате, конечно, человек не принимает новый тип, поскольку в противном случае придется осознавать, что дело не в том, что у него что-то там «болевое», а в том, что он просто не хочет ничего менять, чтобы разрешить свои собственные проблемы.

Угроза личным отношениям
Неоднократно встречалась и такая мотивация. Ну как же так, мы же с моим партнером (мужем, другом) дуалы, я не могу быть никем иным, кроме как типом N. Этот страх связан в первую очередь с гипер-раздутостью феномена дуализации, в то время как дуал дело, конечно, хорошее, да. Но с ним еще общий язык найти надо, все-таки, как гласит беспощадная теория – обмен энергией у дуалов великолепен, а вот обмен информацией часто затруднен. Но страшно – как же так, теперь, с переменой типа можно любимого человека потерять. А по сути что изменилось? Ничего. Но тип отторгается.
В качестве примера можно привести поведение девушки, имеющую тип «Гамлет» (ЭИЭ), но искренне считающую себя «Бальзаком» (ИЛИ), и ее друга – «Наполеона» (СЭЭ). Пара была стабильной и, в общем, довольно устойчивой – но мысль о том, что рядом не дуал, а она не логик, настолько не давала ей покоя, что тип был отторгнут с гневом, достойным лучшего применения.

Угроза деятельности, изменению дохода
После перетипирования обнаруживается, что та деятельность, которую человек успешно (в меру способностей) ведет, может не соответствовать, согласно тем же описаниям, его способу обработки информации. И что ему тогда делать? Увольняться? Например, многие амбициозные менеджеры хотят быть «Джеками» (ЛИЭ), и ужасно расстраиваются, когда оказываются кем-либо иным.
С другой стороны, если на работе что-то не идет, человек вместо анализа того, что именно «не идет» считает себя, например, «этиком», неспособным к деятельности. Когда же его беспощадно отправляют в логический тип, по описаниям «заточенный» под эту работу, у человека возникает внутренний крах, потеря веры в свои способности, а в качестве защиты, конечно же, выступает сопротивление и антагонизм новому типу. Хотя дело могло быть вовсе не в его способностях.
Здесь в качестве примера можно привести такой эпизод: девушка, типа «Гексли» (ИЭЭ), увольняется с работы. Она, собственно, давно и надежно в типе, хорошо его ощущает, но ее типируют в Робеспьеры (ЛИИ). Благо она хорошо признаки знает, веселится, но как любой адекватный человек результаты типирования анализирует. На работе, с которой она уходит, ей приходилось работать с документами, договорами, языками и т.д. (аспект белая логика). И не то, чтобы она не справлялась – вполне себе успешно работала, но деятельность не доставляла ей удовольствия. И поэтому она размышляет о том, что в действительности, окажись она робеспьером, это бы означало, что ее способности ниже ожидаемых, а это, как следствие, привело бы к потере уважения к себе.

Угроза социальному статусу, социальному имиджу
Друзья, группа по интересам, или коллектив, в котором человек трудится, исповедуют принципы, одной из малых групп, например некоторой определенной квадры. Человек, не соответствующий этим ценностям, коллективом может быть отторгнут (или перетипированный может так считать, что чаще более вероятно, поскольку соответствующее «отторжение» происходит совершенно спокойно и без всякого типирования), что вызывает у него бурный протест и уже собственное отторжение типа.
Знакомый, обладатель типа «Штирлиц» (ЛСЭ), очень вдумчивый и перспективный товарищ, всю жизнь себя считавший «Джеком», обнаруживает свою «рассудительность» и «процесс» в очень второквадровой решительной среде. И, несмотря на то, что его очень ценят за его способность разобраться в любой сложной ситуации, не спеша и тщательно выполнить самую трудную работу, в отличие от «реактивных» коллег, первоначально пришел в ярость, которая являлась следствием возникшей угрозы «несоответствия». Хотя тип он свой в итоге признал, тщательно во всем разобравшись.

Угроза самоидентичности. Желание соответствовать какому-то типу
В качестве компенсации каких-то иных, несоционических внутренних мотивов, человек хочет соответствовать некому конкретному типу (Как я хотел соответствовать «Джеку»). Иногда подобное приводит к вовсе клиническим случаям.
Девушка, «Гамлет», внушаясь по структурной логике, требует от окружающих неукоснительного соблюдения правил заполнения документов, идеального порядка и так далее. Доказать ей после такого, что она не является логиком, практически невозможно.
Что является следствием этих страхов и внутренних конфликтов? Может произойти разочарование в предмете соционики, или в конкретном типировщике, или, что на самом деле хуже, в собственных способностях и адекватности.
На самом деле, проблема состоит даже не в этих страхах, а в том, что очень часто, тот, кого перетипировали, не только не стремится разобраться в происходящем, но и обвиняет весь мир в нападках на него. И продолжает пребывать в своем бессознательном внутреннем конфликте.
Если же человек склонен разбираться с тем, почему его «отправили» в тот или иной тип, как работает та или иная школа, что вкладывает в признаки, то и внутренний конфликт чаще всего сводится «на нет» и прекращает забирать у человека энергию, высвобождая ее для реализации в типе, а может и выходе за его пределы.
В качестве завершения хочется сказать о людях, которые осознанно, пытаются соответствовать типу, к которому они не принадлежат. Во-первых, это выглядит довольно смешно (действовать по описанию и действовать естественно вовсе не идентичные процессы); во-вторых, это разрушает  – постоянно быть «не собой» (непрерывная внутренняя борьба, доказательство себе и другим своей состоятельности в чужом типе не проходит бесследно для самого обычного физического здоровья); в-третьих, это не позволяет заняться тем, ради чего ты собственно создан, зато заставляет постоянно молотить лапками, как та лягушка в молоке, правда в отличие от нее без возможности взбить сметану и выбраться из ловушки. 

Берегите себя. Разбирайтесь, почему именно вам не нравится ваш новый тип :)

(Спасибо за помощь в подготовке материала Анне Яковлевой, Нине Суворовой, Алине Галимовой)
(Благодарность за конструктивную критику Ирине и Сергею Белецким)


Комментарий от Сергея и Ирины Белецких:
Если Вы хотите разобраться в своем типе, у Вас есть такие возможности:
  • Прийти на бесплатное типирование на группе студентов и потом разбираться с версией самостоятельно. Подробнее...
  • Прийти на диагностику типа экспертами и узнать в подробностях, почему Ваш тип такой, и что с ним делать: как использовать это знание для карьеры, в личной жизни... Подробнее...

  • Впрочем, открою Вам один секрет - и после хорошей консультации у экспертов, сказанное ими все равно нужно примерить на себя, почувствовать, что это именно Ваше. :)

       

       И Д Е Т   З А П И С Ь
    Консультация психолога-соционика Ирины Белецкой
    Для тех, кто хочет лучше понять себя и разобраться в своей жизненной ситуации

    Звоните +7 (925) 642-51-82

      Вверх
    Центр соционики   О Центре  Услуги  Карьера    Вопрос/Ответ  Контакты    
     

    Политика конфиденциальности


    Copyright © 2006-2017 NewTraining.Ru