Центр практической психологии и соционики  
 
Центр соционики О ЦентреУслугиВопрос/ОтветКонтакты    
    NewTraining.ru > Статьи > Статьи сотрудников Центра > Технологии типирования > Эволюция технологий типирования

Эволюция технологий типирования

Автор: Ирина Белецкая

Эволюция технологий типирования

(с) Ирина Белецкая, 2007

Доклад на 3-й конференции Научного Соционического Общества, 14 апреля 2007 года

ОПУБЛИКОВАНО: Белецкая И. Е. Эволюция технологии типирования. //СМиПЛ, 2007, №4.


Указывается на необходимость изменить технологию типирования (на основе модели А и базиса Юнга) в связи с изменением объектов типирования. Приводится описание динамики общественных процессов, которые и повлияли на проявления дихотомий базиса Юнга. Предлагается использовать дополнительные шкалы (признаки Рейнина) для повышения эффективности типирования и сходимости версий.
Ключевые слова: соционика, типирование, признаки Рейнина, базис Юнга, модель А, тип информационного метаболизма.
Тема и содержание моего доклада навеяны общением с одной симпатичной девушкой Есениным, социоником - любителем.

Соционика, открыла перед людьми уникальные возможности изменить мышление и построить качественно новые комфортные отношения.. Лично я, узнав о соционике, с вос-торгом приняла возможность строить отношения с людьми по-новому, видеть плюсы и минусы любого взаимодействия не столько в личностных особенностях своих и собеседника, сколько в отличиях наших информационных структур. Соционическое знание помогло мне иначе взглянуть на некоторые проблемы в отношениях (как в прошлых, так и в продолжающихся), помогло изменить подход к воспитанию детей, к работе. Сегодня прак-тически во всех областях моей жизни я применяю соционику.

Также поступают и люди, которые проходят обучение в нашем тренинго-вом Центре. Освоив азы соционической грамоты, они находят себе спутников жизни (зачас-тую – дуалов), работают над проблемами в личных отношениях, по-новому учатся видеть своих близких, некоторые даже меняют работу.

Одним из необходимых условий успешного применения соционики являет-ся правильная диагностика социотипа. Знание верного ТИМ позволяет личности разобраться в своих сильных и слабых сторонах, позволяет осознанно стремиться к улучшению качества своей жизни, решая любые задачи с применением сильных функций, постепенно развивая слабые.

В тоже время, мы знаем, что если социотип определен неверно, и личность действует по указанной схеме – в отношениях с людьми и в работе – как правило, это при-водит к серьезным последствиям. Играя чужую роль, человек все время «не дотягивает», ре-зультаты деятельности по слабым функциям не удовлетворяют его, при этом являются энергозатратными. Страдает самооценка человека, страдают его близкие, страдает он сам. И вместо счастливого, довольного жизнью человека, мы получаем зачастую человека угрюмо-го, ненавидящего себя и весь мир за свою нереализованность и неуспешность.

С ситуацией неправильного определения типа столкнулись и мои близкие. Правда, до негативных последствий не дошло.

В то время, когда я только начинала заниматься соционикой, моего старше-го сына в двух соционических школах оттипировали по-разному– Бальзак и Дон Кихот. Ка-залось бы - много общего, отличие всего в одной дихотомии… но ценности у представите-лей этих типов разные, жизненные установки разные, дуалы разные. В версию Бальзака мы с ним не очень верили, но авторитетные мастера уверенно и БЫСТРО (ключевое слово) опре-делили его тип, при этом он достаточно интровертный... Мы на время оставили эту тему. Но когда стало актуально знакомство с дуалом, я пригласила его уже в свою тренинговую груп-пу для типирования, и версия Дон Кихот подтвердилась. Вскорости он познакомился с очень милой Дюмкой, и они прекрасно общаются.

Аналогичная ситуация была с моим мужем (социотип - Драйзер). При ти-пировании по разным методикам он был и Робеспьером, и Максимом, и, наконец, обрел свое настоящее лицо - Драйзер. Кстати, благодаря Киевской школе системной соционики и Ири-не Эглит. Заочное типирование длилось более трех недель, постепенно версия уточнялась, типирование проводили сама И.Эглит и двое ее учеников по своей методике.

Я намерено выбрала для примера случаи перетипирования из личной жиз-ни, т.к. примеры из рабочей практики, могут задеть чувства людей – переосмысление своего места в мире, своих личных качеств в результате типирования в новый ТИМ зачастую про-исходит очень болезненно.

В последнее время в моей практике, к сожалению, участились случаи пере-типирования, когда человек приходит на диагностику со своей версией ТИМ, которую он узнал после типирования в другой соционической школе или у социоников-любителей. Также довольно часто на типирование приходят люди, которые самостоятельно читали кни-ги по соционике и из приведенных описаний выбрали наиболее подходящий, а иногда и наиболее понравившийся вариант. Узнав версию своего ТИМа, и те и другие нередко всту-пают в дискуссию с типировщиком, причем приводимые типировщиком аргументы имеют для них немного ценности – они заранее решили, что их ТИМ – такой-то. И у них есть для этого основания – наверняка выводы сделаны не на пустом месте, а после внимательного и дотошного изучения типов (по описаниям). Но ведь зачем-то они приходят на типирование! Значит, сомнения все-таки остаются.

Ошибочная диагностика по модели А и базису Юнга и самотипирование по описаниям, несмотря на всю свою несхожесть, имеют, на мой взгляд, общую основу.

Методика типирования по базису Юнга и модели А создавалась более 10 лет назад. Тогда же в основном были написаны и изданы многие соционические бестселле-ры, в которых приводились подробные описания типов. Эти книги издаются и по сей день. Я сама в числе многих училась по ним.

Не умаляя заслуг первопроходцев соционики, которые исследовали и опи-сали ТИМы и отношения между ними, а также с уважением относясь к работе других со-ционических школ по диагностике ТИМов, тем не менее, хочу отметить следующее.

Описания, как метод самодиагностики работают не всегда правильно. Это обсуждалось многократно и вряд ли вызывает у кого-то сомнения. На мой взгляд, дело еще и в том, что люди, носители определенных ТИМов, за время, прошедшее с момента написа-ния книг и открытия модели А, очень сильно изменились. Ведь в описаниях типов через ра-боту функций описываются именно личные качества, зачастую присущие не всем носителям типа.

Методы типирования по модели А также работают не на 100 %, о чем сви-детельствуют многочисленные перетипирования людей, причем нередко выдвигаются пря-мо противоположные версии ТИМа!

Причина, на мой взгляд, в том, что методы типирования и описания ТИ-Мов, созданные 10-20 лет назад, к настоящему моменту морально устарели. Изменилось са-мо общество, как среда обитания, изменились и люди, как носители ценностей этой среды. Очень сильно изменилось информационное поле, личные и профессиональные требования к людям. А это изменило людей, их поведенческие реакции и то, что они – люди – думают по тому или иному поводу.

Сразу хочу оговориться. Я не призываю разрушить все, что было до нас и делать все по-другому. Я предлагаю максимально использовать прошлые наработки, в том числе - аспектное интервью, типирование по базису Юнга и модели А, но с поправкой на изменения, произошедшие с людьми и с обществом.

Проанализируем, в чем заключаются изменения, произошедшие за эти годы в обществе, и как это повлияло на людей – носителей определенных ТИМов. Рассмотрим ситуацию с точки зрения бизнес-процессов, т.к. работа, бизнес – это огромный временной пласт, у большинства людей значительная часть жизни проходит на работе, и средства, по-лученные от этой деятельности, во многом определяют другие сферы жизни и деятельности человека.

Начало 90-х годов характеризуется, как окончание переходного периода от застоя к рыночной экономике. Не вдаваясь особенно в экономическое описание ситуации, хочу сравнить эпоху застоя с эпохой переходного периода, с одной стороны, и с эпохой на-чала экономической стабилизации, с другой стороны.

Догматическая иерархическая среда эпохи застоя характеризуется прежде всего неизменностью, что говорит о ее интегральном ТИМе, как о рациональном. Догматич-ность – составление правил и инструкций на все случаи жизни (структурная логика), жест-кое требование следовать этим правилам и инструкциям (волевая сенсорика), иерархичность – четкое знание своего места в строю (структурная логика в сочетании с волевой сенсори-кой). На мой взгляд, догматическая иерархическая среда имеет интегральный тип Максим. В доказательство этой версии можно также привести признак Рейнина тактика/стратегия – решение локальных задач без учета долгосрочной перспективы, четкое следование пути: «шаг влево, шаг вправо – расстрел». Изменения в этой среде возможны лишь тогда, когда этого захочет сама среда. Прогнозирование и перспективное планирование ценно лишь по-сле многократной проверки безошибочности источника прогнозов – дабы уберечь себя (сре-ду) и ее элементы (людей) от нежелательных (возможно опасных) изменений. Всякое воль-нодумство и инакомыслие творчески искореняются (волевая сенсорика).

Рассмотрим теперь, как влияет среда с подобными характеристиками на проявление базовых дихотомий. Иррационалы становятся более анализирующими, т.е. более рациональными. Поиск новых возможностей и выбор моментов времени для действия – в широком смысле этого слова – жестко регламентируется заранее установленными рамками. Территориальная экспансия - захват новых территорий, изменение сфер влияния – тоже под жестким контролем, все заранее спланировано, часто на самом высоком уровне. Создание комфортной обстановки для жизни и работы возможно на личном уровне – но для среды это чуждые ценности. Таким образом, работа иррациональных функций, конечно же не подав-ляется, но тем не менее, спонтанность – основное качество иррационалов, нивелируется за счет необходимости предварительного обдумывания и оценки ситуации.

Рационалы в такой среде становятся еще более рациональными. Происхо-дит предварительный анализ и предварительная оценка информации в рамках установлен-ных правил. Рационализация, новые правила, классификации, схемы – только в рамках су-ществующей системы. Накал страстей – на заданном уровне, как 220 В в розетке и не более, отношения – по нормативам и правилам.

Экстраверсия, как расширение и экспансия во всех сферах, становится ме-нее заметной – зачем высовываться, «а вдруг чего?».

Переходный период характеризуется полной иррационализацией общества и взаимосвязей внутри него. Он ставит перед личностью ряд непростых задач, для которых не существует готовых решений. В условиях финансовой неопределенности, профессио-нальных рисков, «размытых» нравственных норм социальной регуляции поведения лич-ность должна проявлять себя самостоятельно, полагаясь главным образом на собственные силы, ориентируясь на изменяющуюся ситуацию. Те, кто занимался бизнесом в те годы, на-верное помнит, как это было. Долгосрочное планирование не работало, т.к. постоянно меня-лись как цели, так и средства их достижения. Не было понятно, что законно, а что – нет. То, что было эффективно вчера, сегодня уже не работает, договоренности рушлись, взятые обя-зательства не выполнялись или выполнялись лишь частично. На мой взгляд, интегральный тип этого периода Жуков. Экстравертная сенсорика, как стремление к пересмотру сфер влияния, творческая структурная логика (ловкое манипулирование законами, «Я – сам себе закон»), реализация всех доступных возможностей, которые гарантировано приведут к ре-зультату (ролевая интуиция возможностей), аристократия (все деловые вопросы решаются через своих людей), и, конечно, иррациональность и стратегия, как умение быстро реагиро-вать и изменять средства достижения цели, не меняя направление движения.

Рационалы, которые в тот момент усвоили, что главное правило текущего периода – это отсутствие всяких правил, приспособились и научились жить и действовать по-новому. Тем не менее, многие люди так и не нашли своего места в новой жизни. Они из-вестны, как люди «старой закалки», не сумевшие вовремя сориентироваться, перестроиться, отказаться от столь милых сердцу стереотипов поведения.

Рассмотрим, как влияет подобная среда на проявление базовых дихотомий. Как я уже писала выше – основная ее характеристика – это нестабильность. Рационалы ста-ли более иррациональны, ситуативны. Они по-прежнему все планируют, но, зная, что ситуа-ция может в любой момент поменяться, заранее готовят запасные аэродромы. Иррационалы чувствуют себя в этой ситуации, как рыба в воде: их способность к вариативности (лабиль-ность) востребована и дает им существенную фору при движении вперед. Пока рационал перестраивается, иррационал делает мощный рывок. Отдельно хочется сказать об аспекте отношений к людям. Для среды с интегральным психотипом Жуков, люди интересны по-стольку, поскольку способствуют движению вперед, т.е. по сути рассматриваются, как инст-рументы бизнес-процесса, причем каждый человек полезен по-своему. По сравнению с дог-матической средой застоя, где люди рассматривались в массе, их личный потенциал не при-нимался во внимание, сделан шаг в сторону одушевления и очеловечивания бизнес-процессов.

Эпоха начала экономической стабилизации характеризуется, с одной сторо-ны, поворотом в сторону стабильности, а с другой стороны – гибкостью и динамичностью в быстро меняющихся рыночных условиях. Рынок уже в основном поделен, и силовые методы переходного периода уже не работают. Люди предпочитают решать вопросы путем перего-воров, новые рынки осваиваются путем повышения качества оказываемых услуг и работы по новейшим технологиям. По-прежнему ценится своевременность реагирования, но люди не боятся планировать на долгосрочную перспективу.

Свидетельство тому – быстрый рост рынка кредитных услуг.

Рост производительности труда осуществляется не только за счет оптими-зации рабочего времени и конвейеризации бизнес-процессов. На первое место выходит спо-соб мотивирования персонала через его заинтересованность в конечном результате своего труда. Наконец-то стало понятно, что для мотивации одной зарплаты недостаточно, человек должен гордиться своей работой, быть доволен результатами, а это возможно лишь тогда, когда он занят своим делом.

Творческий потенциал личности выходит на первый план. «Охотники за го-ловами» (HeadHunters) ищут высококлассных специалистов по всей стране и приглашают их на работу в столицу.

При общем росте заработков наметилась интересная тенденция к разделе-нию скорости прироста уровня заработной платы в различных областях деятельности у вы-сококлассных специалистов и у специалистов средней руки. Конечно, их оклады всегда от-личались. Но теперь суммы, которые те и другие ежемесячно получают отличаются в разы. Высококлассные специалисты составляют основное богатство компании, их берегут, созда-ют им условия для работы. Коллективные задачи решаются через максимально эффективное использование потенциала каждого члена команды.

На мой взгляд, эпоха начала экономической стабилизации имеет смешан-ный интегральный психотип. Он плавно варьируется между Джеком и Наполеоном. Уве-ренный взгляд в будущее, построение долгосрочных перспективных планов, разработка и реализация программ, направленных на улучшение жизни людей, поворот в сторону инди-видуализации образования – все это свидетельства того, что общество начало поворачивать-ся лицом к человеку, заботясь о его процветании и максимально используя его творческий потенциал.

Мне кажется, что люди стали добрее. Стало меньше криков в очередях, ма-шины стали пропускать пешеходов, даже в местах, не обозначенных для этого. На мой взгляд, люди стали относиться друг к другу более внимательно, и это свидетельствует, что этика эмоций постепенно уступает место этике отношений.

Чтобы быть максимально эффективными в сложившейся среде, люди - но-сители определенных психотипов, под нее подстраиваются (как было описано выше).

Для рационалов по-прежнему стоит задача более гибкого реагирования на меняющиеся условия. Во всех сферах нашей жизни стало больше доступных возможностей. И многие рационалы научились их использовать и не заморачиваться из-за меняющихся ус-ловий. А для иррационалов на первый план выходит умение строго следовать намеченным планам и соблюдать сроки договоренностей. Таким образом, по способу действия грань ме-жду рациональностью и иррациональностью стирается. Естественно, и те, и другие по-прежнему имеют соответствующее предпочтение. Но сама жизнь и стиль деятельности, по-стоянно растущее количество решаемых людьми задач требует умения эффективно плани-ровать время, ранжировать дела, гибко реагировать на изменяющиеся условия. Реагируя на ситуацию по-разному, люди рассказывают об этом абсолютно одинаково. Отличить рацио-нала от иррационала в процессе аспектного интервью становится все сложнее. Конечно, ос-таются невербальные признаки или «тело никогда не врет». Но довольно часто приходится наблюдать иррационалов, которые долго занимались танцами или спортом и поэтому имеют жесткую осанку или рационалов, которые устали и поэтому сидят, опустив плечи вниз. По-лучается, что у нас практически отсутствует инструмент для однозначного определения это-го признака, т.к. не понятно, что считать за правило, а что – за исключение.

Ситуация с логикой – этикой еще более сложная. Поскольку, как я уже пи-сала выше, уровень жизни сейчас напрямую зависит от того, насколько человек образован, все люди стремятся получить хорошее образование – и получают! Объем информации, дос-тупный 10 лет назад и сегодня – просто несравним. И логики, и этики имеют мощнейший багаж знаний в различных областях. Проверка умения решать сложные логические задачки, как способ выявления логики уже не срабатывает. Этики работают юристами, программи-стами, бухгалтерами – и весьма успешно. И говорят они об этом уверенно и с удовольствием - конечно, любому приятно продемонстрировать свои успехи по референтной или ролевой функции. В то же время, поворот общества лицом к человеку, требует от людей умения об-щаться и учитывать «человеческий фактор». Этому довольно эффективно учат на различ-ных психологических тренингах. И логики гордятся своей человечностью и наработанным умением строить отношения. И получается, что грань между этикой и логикой тоже стира-ется, и эта закономерность объективна! По сути, оставаясь разными и совершая поступки, исходя из различной мотивации, логики и этики рассказывают об одном и том же практиче-ски одинаково. И как в этой ситуации типировать? С одной стороны - существует, конечно, мерность функций. А с другой – каждый информационный аспект содержит огромное коли-чество тем и подтем [3].

Лексика хорошо образованного человека даже по слабой функции может «пестрить» разнообразием! А если уровень образованности типируемого намного превыша-ет уровень образованности типировщика, или если типируемый работает в узкоспециальной области, является в ней уважаемым специалистом и красиво об этом рассказывает – «сила» и «слабость» функций, их наполнение становится относительным. Ведь меряем мы по себе.

Речевые проявления сенсорики и интуиции тоже сильно изменились. И это требование времени. В любой области ценность специалиста повышается, если он умеет решать поставленные стандартные задачи нестандартными методами – аспект интуиции возможностей. Черноинтуитивная лексика постоянно на слуху – «придумать», «нестандарт-ное решение», «найти выход из ситуации» и т.д. Во многих компаниях это уже рабочая си-туация, а не ситуация мозгового штурма. И, конечно же, не только интуиты справляются с такими задачами. Естественно, остается открытым вопрос энергозатрат, но сейчас мы не об этом.

Аспект интуиции времени также весьма широко представлен в речи. В лю-бой мало-мальски крупной организации проходят тренинги по тайм-менеджменту, многие научились управлять своим временем, чтобы повысить свою собственную эффективность. Джеками при этом они не стали, но рассказывают об этом – заслушаешься.

Деятельность по аспекту волевой сенсорики тоже весьма востребована в обществе. Руководителями крупного ранга работают не только сенсорики, но и интуиты. Последние обучаются умению применять волевую сенсорику на многочисленные тренингах по влиянию, по жестким переговорам, по лидерству. В своей деятельности и те, и другие ус-пешны – и рассказывают об этом одинаково! Возможно, интуиты этим чуть больше гордят-ся.

Аспект сенсорики ощущений представлен в речи любого человека – в опре-деленных количествах. Всем нравится жить в удобстве и комфорте. А теперь, когда возмож-ностей создавать комфорт больше, чем 15-20 лет назад, люди и рассказывают об этом прак-тически одинаково. Дома уютно, уют ценю и умею создать. Опять же – сложности в диагно-стике.

Хочу коснуться бытующего среди некоторой части соционической общест-венности заблуждения, что сенсорики одеваются лучше интуитов. Возможно, 20 лет назад отчасти так и было, т.к. приобрести удобную и красивую одежду было просто невозможно. Люди «хватали» то, что «выбрасывали» в магазинах. И сенсорики перешивали, переделыва-ли, комбинировали. Ну а интуиты умели придать изделиям отечественной легкой промыш-ленности неповторимую индивидуальность, оригинально завязав шарфик…

Теперь ситуация изменилась. Отследить тенденции моды можно по много-численным модным журналам и телепередачам. В магазинах разных ценовых категорий одежда и аксессуары специально подобраны по гармонирующим цветам. Разобраться с раз-мерами путем проб и ошибок тоже можно. А создать свой неповторимый стиль интуиты мо-гут успешно. Получается, что и этот критерий, который работал 15-20 лет назад сейчас не является однозначным, и изменения объективно связаны с изменением общества!

Серьезные изменения произошли и в сфере занятости. В эпоху застоя зна-чительная часть населения работала в сфере производства материальных благ. Теперь ак-цент сместился в сторону торговли товарами народного потребления. Оптимальная верт-ность продавца (в широком смысле этого слова), это экстраверсия – умение легко и без на-пряжения входить в контакт с объектами окружающего мира. Таким образом, в обществе становится более востребованой экстравертная модель поведения, и чтобы быть успешны-ми, интроверты овладевают экстравертными технологиями. Происходит смещение полюсов дихотомии, и мы получаем экстравертированность. Можно ли отличить ее от экстраверсии? Да, но для этого требуется время.

Таким образом, мы видим, что под влиянием объективных общественных перемен субъекты соционического исследования изменились. Базовые предпочтения все те же, но внешние проявления противоположных полюсов базовых дихотомий в виде поступ-ков и их оценок отличаются мало, что существенно затрудняет быстрое определение ТИМа стандартными методами (по модели А и базису Юнга).

Исходя из моей практики перетипирования, могу утверждать: неправильно определенные версии социотипа чаще всего возникают:
А) при типировании на форумах
Б) в результате самотипирования
В) при экспресс-диагностике в учебных группах.
В первом и во втором случае частенько просто недостаточно знаний и ма-териала для анализа, и уровень соционической практики типировщиков порой мало отлича-ется от уровня типируемого.
В третьем случае, на мой взгляд, имеет место банальная нехватка рабочего времени для диагностики в процессе обучения. Во многих соционических школах Москвы обучение ведется по одному и тому же курсу, разработанному 10 лет назад Е. Удаловой, Т. Прокофьевой и Л. Бесковой. Многие школы до сих пор по нему работают, с изменениями или без них. В соответствии с учебным планом, на типирование одного человека уходит в среднем 20 минут. Учитывая все вышесказанное, вероятность ошибки очень велика. Устой-чиво слыша какой-то один аспект, например, деловую логику, люди делают вывод, о том, что он сильный. А что при этом происходит с этикой отношений – проверить просто не ос-тается времени! Или еще интересней - человек много смеется на типировании. Значит, Гам-лет. А ведь смеяться могут практически все – и все по разным причинам!

Соционическое интервью с основательной проработкой всех аспектов за-нимает около часа. Соответственно, качественно определить соционический тип в процессе занятия можно только у одного «чебурашки». В рекламе учебных курсов на разных социо-нических сайтах в Москве мы видим, что в процессе обучения предполагается определить типы в среднем 30 человек, т.е. минимум двоих за занятие…

На своих тренингах я решаю проблему нехватки времени для типирования очень простым способом. С самого начала я приглашаю на типирование людей, в чьих типах уверена на 100 %. Это могут быть выпускники прошлых курсов или люди, которых пригла-сили учащиеся. Последние обязательно проходят предварительную диагностику, как прави-ло, по анкете.

Наша анкета для дистанционной диагностики включает 60 вопросов и со-ставлена не только по базису Юнга, но и по признакам Рейнина (ПР).

При очном типировании мы также используем признаки Рейнина. Спорные моменты, которые неизбежно возникают при диагностике по базису Юнга и модели А, легко проверить, применяя дополнительные 11 признаков, каждый из которых имеет свою диагно-стическую ценность. Обратившись к таблице ПР, мы видим, что набор 4 любых индивиду-альных признаков однозначно определяет ТИМ. Особенно хочу подчеркнуть, что в этот на-бор входят 2 речевых признака статика/динамика и квестимность/деклатимность, которые «подделать» специально довольно трудно, в отличие от «нарабатываемых» логики/этики и сенсорики/интуиции.

В связи с изменившейся информационной ситуацией в мире и в связи с тем, что основными потребителями соционических услуг являются люди высокообразован-ные и разносторонне развитые, я предлагаю активно применять при очной и заочной диаг-ностике помимо традиционных технологий типирования по базису Юнга и модели А также технологии, позволяющие существенно расширить поле аспектного интервью. Я говорю о признаках Рейнина – Аугустинавичюте. Использование ПР – это не революционная техно-логия, она открыта практически в то же время, что и модель А [2], некоторые из признаков были описаны уже в работе [1] (тогда они не назывались признаками Рейнина). Постепенное изменение структуры и интегрального типа общества влияет на людей – субъектов типиро-вания, но требует также и изменения, эволюции технологий типирования.

Применение признаков Рейнина позволяет существенно повысить точность диагностики социотипа, при этом время диагностики сокращается. Но не только в этом их ценность. Осознание каждого признака вносит дополнительный вклад в понимание скрытых мотивов поведения человека, позволяет при необходимости скорректировать собственную жизненную стратегию и линию поведения.

Применение дополнительных шкал для экспресс-диагностики в учебных группах позволит избежать многих ошибок в ТИМах людей и их разочарования в социони-ке. Формирование единого подхода разных соционических школ к применению современ-ных технологий типирования, а именно, к применению признаков Рейнина, позволит повы-сить качество типирования и сходимость версий. А это, в свою очередь, повысит доверие людей к соционике, как к науке. Что позволит в перспективе действительно внедрить «со-ционику в массы», сделать ее неотъемлемой частью культуры общества. А от этого выигра-ют все!

Литература:
1. Аугустинавичюте А. Модель информационного метаболизма // Соционика, ментология и психология личности, 1995, № 1, первая публикация: Informacinio metabolismo modelis // Mokslas ir technika, Vilnius, 1980, № 4.
2. Аугустинавичюте А. О дуальной природе человека (1983) // Соционика, ментология и психология личности, 1996, № 1-3.
3. Кочубеева Л.А., Миронов В.В., Стоялова М.Л. Соционика. Семантика информационных аспектов. – Спб.: Астер Х, 2006. – 146 с.


ОПУБЛИКОВАНО: Белецкая И. Е. Эволюция технологии типирования. //СМиПЛ, 2007, №4.
(с) Ирина Белецкая, 2007

   

   И Д Е Т   З А П И С Ь
Консультация психолога-соционика Ирины Белецкой
Для тех, кто хочет лучше понять себя и разобраться в своей жизненной ситуации

Звоните +7 (495) 642-51-82

  Вверх
Центр соционики   О Центре  Услуги    Вопрос/Ответ  Контакты    
 

Политика конфиденциальности


Copyright © 2006-2017 NewTraining.Ru